Третий мировой

Китай наращивает свой ядерный арсенал опережающими темпами

Китай обладает уже примерно 500 ядерными боеголовками и активнее большинства других ядерных держав наращивает свой арсенал. Такой вывод содержится в новом докладе Федерации американских ученых. В то же время эксперты ставят под сомнение расчеты Пентагона, по которым к 2035 году у Китая будет уже 1,5 тыс. ядерных боеголовок. Китайские власти же ранее неоднократно называли американские оценки их ядерного арсенала искаженными.

В «Бюллетене ученых-атомщиков» (Bulletin of atomic scientists) опубликован 24-страничный доклад Федерации американских ученых (Federation of American scientists, FAS) о ядерном арсенале США. В его составлении участвовали несколько известных экспертов, включая Ганса Кристенсена и Мэтта Корда. Их ключевой вывод: из всех ядерных держав Китай едва ли не наиболее активно наращивает и модернизирует свои ядерные силы. «За последние пять лет Китай значительно расширил свою программу ядерной модернизации, поставив на вооружение больше типов ядерного оружия и в большем количестве, чем когда-либо прежде»,— говорится в документе.

По оценкам FAS, Китай обладает уже примерно 500 ядерными боеголовками (440 из которых могут быть задействованы оперативно). Год назад FAS оценивала ядерный потенциал КНР в 410 боезарядов. Нынешние показатели Китая все еще значительно уступают арсеналам России и США, которые, по подсчетам той же FAS, на начало 2023 года имели 5889 и 5244 ядерные боеголовки соответственно. В то же время это уже намного больше, чем у Франции (290) и Великобритании (225), а также у четырех ядерных держав, чей статус официально не признан: Пакистана (170), Индии (164), Израиля (90) и Северной Кореи (30).

Составители доклада отмечают, что оценивать китайский ядерный потенциал весьма непросто из-за нехватки информации в открытом доступе: власти Китая не раскрывают данные о своих ядерных силах. Выводы экспертов основываются на материалах государственного происхождения (таких как заявления официальных лиц, рассекреченные документы, бюджетная информация, военные парады и данные о раскрытии договоров) и негосударственного происхождения (таких как сообщения СМИ, материалы аналитических центров, отчеты компаний), а также коммерческих спутниковых снимках.

Основываясь на этих источниках, эксперты FAS сделали несколько конкретных выводов о развитии китайской ядерной программы.

Так, по их данным, за минувший год Китай расширил три позиционных района пусковых шахт твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), построил новые шахты для своих жидкостных МБР DF-5, разрабатывал новые варианты МБР и передовые стратегические системы доставки, нарастил количество баллистических ракет средней дальности DF-26 двойного назначения (заменив ракеты средней дальности DF-21), продолжил переоснащать свои подводные лодки с баллистическими ракетами типа 094 на баллистические ракеты подводного базирования JL-3 большей дальности, работал над созданием баллистической ракеты воздушного базирования, которую можно оснастить и ядерной боеголовкой.

Количественные оценки FAS в целом совпадают с данными о китайском ядерном потенциале, обнародованными Пентагоном в прошлом году.

При этом в американском оборонном ведомстве полагают, что к 2030 году арсенал Китая увеличится примерно до 1 тыс. ядерных боеголовок, а к 2035 году — до 1,5 тыс. боеголовок.

Большинство из них, по оценке американских военных, будут размещены на носителях, способных достигнуть континентальной части США. В оборонном бюджете США на 2024 год Пекин упоминается чаще других оппонентов Вашингтона. Из ранее же принятых доктринальных документов нынешней американской администрации следует, что в Вашингтоне Россию считают сегодня наиболее серьезной угрозой США и основанному на их лидерстве миропорядку, но именно Китай считается главным вызовом для США в долгосрочном плане.

Эксперты FAS не уверены, что прогнозы американских военных относительно ядерных сил Китая верны. Авторы доклада напоминают, что ранее Пентагон и разведслужбы США не раз давали завышенные оценки темпам развития китайской ядерной программы. Они не исключают, что Китай может выйти на 1,5 тыс. боеголовок через десять лет, но подчеркивают, что это зависит от множества факторов (прежде всего от запасов в КНР плутония, высокообогащенного урана и трития).

Китайские же официальные лица обвиняют власти США в искажении и преувеличении данных об их военном потенциале.

«США, с одной стороны, ускоряют развитие своей военной мощи, усиливают военное присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, укрепляют двусторонние военные союзы, создают трехсторонние партнерские отношения в области безопасности и четырехсторонние механизмы. С другой стороны, снова возвращаются к Китаю и спекулируют на несуществующей “китайской угрозе”, всевозможными манипуляциями приводят международное сообщество к блоковому противостоянию и гонке вооружений, что ставит под удар нынешнюю международную систему безопасности и систему глобального управления»,— заявил в конце декабря представитель Минобороны Китая У Цянь (цитата по «РИА Новости»).

Между тем в докладе FAS также упоминается нашумевшая публикация агентства Bloomberg, которое в начале января со ссылкой на разведку США сообщило о системной коррупции в китайской программе военных закупок и ракетных войсках. Китайские власти эту публикацию не комментировали, однако ранее представители Минобороны Китая говорили, что ведомство придерживается политики «нулевой терпимости» в отношении коррупции. По данным же Bloomberg, взяточничество стало якобы столь распространенным и масштабным, что ставящиеся на дежурство китайские ракеты заправлялись водой вместо топлива, а шахтные пусковые установки снабжались дефектными клапанами. Именно с этим, как следует из публикации, связана недавняя серия увольнений высокопоставленных чинов Минобороны Китая, включая главу ведомства Ли Шанфу.

Авторы доклада FAS направили запрос министру обороны США Ллойду Остину: их интересует, действительно ли американская разведка обладает такой информацией и была ли она учтена при подготовке прогнозов Пентагона о ядерном потенциале Китая. Ответа они пока не получили.

Елена Черненко
Газета «Коммерсантъ» №8 от 18.01.2024

Добавить комментарий