Палестина в двадцатикратном разрешении

Поиски решения глобальных проблем развития на саммите G20 натолкнулись на ближневосточный конфликт

Индия, завершающая председательство в Группе двадцати ведущих экономик, провела в виртуальном формате итоговый саммит G20. В нем принял участие и президент России Владимир Путин. Саммит, призванный повернуть «двадцатку» к проблемам мировой экономики, столкнулся с незапланированным вызовом — боями в секторе Газа. Состоявшиеся в среду дискуссии показали: мировую повестку продолжает диктовать геополитика. Владимир Путин, поддержавший индийского председателя G20 в его стремлении решать глобальные экономические проблемы, в то же время напомнил о потрясениях, вызванных «кровавым переворотом на Украине и истреблением гражданского населения в Палестине».

Виртуальный саммит стран—членов G20 и приглашенных государств, который в среду в 17:30 по делийскому времени открыл премьер-министр Индии Нарендра Моди, завершил дипломатический марафон из более 200 мероприятий, проведенных в рамках председательства Дели в G20. Поставив своей целью деполитизировать работу «двадцатки» и вернуть ей функцию решения глобальных проблем развития, господин Моди изначально исключил из дискуссий украинский кризис. В результате прошедший 9–10 сентября в Дели очный саммит, на котором и было принято решение до конца года собраться снова, без скандалов завершился принятием декларации из десяти разделов и 83 пунктов. Индийский шерпа в G20 Амитабх Кант назвал эту декларацию «исторической и новаторской», принятой «со стопроцентным консенсусом по всем вопросам развития и геополитики».

Однако решение задачи индийского председательства в G20 осложнилось в связи с конфликтом в секторе Газа. Сумев отодвинуть в сторону главный раздражитель — украинский конфликт, индийская сторона неожиданно столкнулась с новым вызовом деполитизации G20.

В итоге, открывая виртуальный саммит G20, Нарендра Моди начал выступление с самых горячих ближневосточных новостей.

Потребовав скорейшего освобождения всех заложников, индийский лидер призвал не допустить перерастания нынешнего противостояния между Израилем и «Хамасом» в новый региональный конфликт.

Впрочем, индийский лидер быстро перешел к вопросам председательства в «двадцатке» и тем задачам, которые, как считает Дели, стоят перед этим объединением. Выразив убежденность в том, что в этом году G20 «достигла новых высот», господин Моди призвал отбросить логику противостояния для достижения целей мультилатерализма. «В сегодняшнем мире, полном вызовов, нас объединяет и связывает друг с другом взаимное доверие»,— напутствовал он участников саммита.

Рассуждая о долгосрочных вызовах, одним из них индийский лидер назвал отсутствие правил использования искусственного интеллекта (ИИ). «У Индии есть четкое представление о том, что мы должны вместе работать над глобальным регулированием искусственного интеллекта»,— отметил Нарендра Моди, пообещав инициировать проведение партнерского саммита по проблемам ИИ.

Между тем выступивший после Нарендры Моди президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не стал развивать темы деполитизации и коллективной работы «двадцатки» над стратегическими вопросами и явно не вдохновился призывами к поиску взаимного доверия.

Свое выступление господин Эрдоган посвятил тому, чтобы вернуть в повестку саммита G20 тему ближневосточного конфликта, попытавшись устроить международный публичный суд над Израилем.

«Трагедия на оккупированных палестинских территориях, особенно в секторе Газа, превысила пределы человеческой терпимости. Эти события не могут быть объяснены правом на самооборону. Совершается преступление против человечности. Израиль должен быть привлечен к ответственности перед международным правом»,— негодовал президент Эрдоган.

Учитывая, что от выступления на виртуальном саммите отказались как президент США Джо Байден, так и председатель КНР Си Цзиньпин, главным тяжеловесом среди участников форума стал Владимир Путин. В своем выступлении он развил главный тезис Нарендры Моди о необходимости повышения роли «двадцатки» в решении мировых проблем и отметил роль Дели как действующего председателя G20. Однако при этом российский лидер дал свою оценку и международным кризисам безопасности — конфликтам на Украине и Ближнем Востоке.

«Многое было сделано для того, чтобы сфокусировать действия государств—членов “двадцатки” на поиске решений по-настоящему актуальных вопросов международной социально-экономической повестки. Именно для этого и создавалась “Группа двадцати” как важная многосторонняя структура управления в сфере глобальной экономики и финансов. Именно такой консолидирующий подход, на наш взгляд, сейчас востребован, тем более что конфронтационные попытки различного рода по-прежнему продолжаются»,— заявил Владимир Путин, поблагодарив Индию за продуктивную работу в ходе председательства.

Назвав главными дестабилизирующими факторами нарастающую турбулентность на рынках, а также обостряющиеся хронические проблемы в международном финансовом секторе, в сфере энергетической и продовольственной безопасности, господин Путин отметил, что Россия выполняет все обязательства в сфере энергетики и поставок продовольствия. «Наша страна будет и далее вносить вклад в сбалансированное достижение целей устойчивого развития, сохранение климата и биоразнообразия нашей планеты, цифровую трансформацию мировой экономики, обеспечение продовольственной и энергетической безопасности»,— продолжал Владимир Путин, выступление которого содержало немало перекличек с индийской повесткой G20.

Так, российский президент выразил поддержку усилиям Дели, направленным на «восстановление духа открытого и взаимовыгодного международного экономического сотрудничества, основывающегося на нормах Устава ООН и принципах коллегиальной и взаимоуважительной совместной работы», а также призвал к оптимизации системы глобального экономического управления — «перезапуску ВТО в полном объеме, включая ее арбитражную функцию». Кроме того, поддерживая столь близкие Дели усилия по борьбе с изменениями климата, Россия планирует выйти на углеродную нейтральность не позднее 2060 года.

Хотя в целом выступление Владимира Путина стало самым развернутым продолжением линии действующего председателя G20 на деполитизацию работы «двадцатки», он в то же время не обошел стороной острейшие геополитические кризисы.

Так, Владимир Путин остановился на конфликте на Украине, который индийская сторона старательно оставляла за рамками обсуждения на протяжении всего года, чтобы избежать скандалов и срыва работы G20.

«Безусловно, мы должны думать о том, как прекратить эту трагедию. Кстати говоря, Россия никогда не отказывалась от мирных переговоров с Украиной, это не Россия, а Украина публично объявила о том, что она выходит из переговорного процесса. И более того, был подписан указ, декрет главы государства, запрещающий вести с Россией такие переговоры»,— напомнил Владимир Путин.

Парируя обвинения ряда других участников, которых, по его словам, «потрясает продолжающаяся агрессия на Украине», Владимир Путин перевел мяч на их сторону. «Понимаю, что эта война не может не потрясать. А кровавый переворот на Украине в 2014 году, за которым последовала война киевского режима против своего народа в Донбассе — это не потрясает? А истребление гражданского населения в Палестине, в секторе Газа сегодня — не потрясает? А то, что врачам приходится делать детям полостные операции, действовать скальпелем по детскому телу без наркоза — это не потрясает?» — ответил критикам Москвы Владимир Путин.

При этом для полноты картины российский президент счел необходимым напомнить и историю подрыва газопровода «Северный поток», назвав это «актом государственного терроризма».

Сергей Строкань
Газета «Коммерсантъ» №218 от 23.11.2023

Добавить комментарий