ФРС все держится за ставку

Ее влияние на российский рынок не стоит недооценивать

Федеральная резервная система (ФРС) США 12 июня вновь сохранила ставку на уровне 5,25–5,5%, отметив, что борьба с инфляцией все же идет успешнее, чем ожидалось: в прошлый раз регулятор фиксировал «нехватку прогресса» в приближении к цели. Участники рынка теперь ждут начала снижения ставки в сентябре, предположения же о ее дальнейшей траектории расходятся. Российские эксперты подчеркивают, что, несмотря на новые санкционные ограничения США, влияние политики ФРС на российский рынок сохранится, хотя и опосредованно, через мировую экономику, сырьевые цены и курс юаня.

Комитет по открытым рынкам ФРС США по итогам июньского заседания вновь сохранил ставку на уровне 5,25–5,5% годовых. Глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что для подтверждения, что инфляция приближается к таргету, нужны дополнительные данные, а комитет при принятии дальнейших решений будет учитывать баланс рисков. В то же время глава ФРС заметил, что условия на рынке труда улучшились — он остается жестким, но не таким «перегретым».

Ключевым изменением в заявлении ФРС по итогам заседания стало появление фразы о том, что «в последние месяцы отмечалось скромное движение к цели по инфляции в 2%» (вместо «ослабления прогресса»).

Оценка состояния экономики США при этом была сохранена: экономическая активность по-прежнему расширяется «значительными темпами», прирост числа рабочих мест остается «сильным», а безработица низкой.

ДоларИнфляция в США в мае вновь стала показывать признаки замедления — к апрелю показатель не изменился (до этого он рос на 0,3–0,4%), в годовом выражении инфляция составила 3,3% против 3,4% месяцем ранее. Рост цен за вычетом энергии и продовольствия замедлился до 3,4% (3,6% в апреле), месяц к месяцу цены в мае выросли на 0,2% после 0,3% в апреле и 0,4% в марте. Заметим, еще в марте рост базовой инфляции составлял 3,8%, апрельский же показатель уже был самым низким за два года. Данные по дефлятору потребительских расходов, который использует ФРС, пока доступны только за апрель, когда рост цен остался на уровне 2,7%, а за вычетом энергии и продовольствия — 2,8% (помесячные темпы роста снизились с 0,3% до 0,2%).

Замедление инфляции сказалось и на смягчении ожиданий рынка — если после прошлого заседания снижения ставки ждали лишь в ноябре (до него — в сентябре), то теперь участники вновь ожидают начала процесса в сентябре и еще одного снижения ставки до конца года — до 4,75–5%. Обновленный точечный график ФРС при этом предсказывает лишь одно снижение ставки до 2025 года и ее выход на уровень 4–4,25% в следующем году.

По итогам заседания ФРС также скорректировала прогноз: оценки роста экономики США остались без изменений (2,1% в этом году, 2% — в 2025-м), инфляции — повышены с 2,4% до 2,6% в 2024 году и с 2,2% до 2,3% в следующем (в том числе базовой — с 2,6% до 2,8% в 2024-м и с 2,2% до 2,3% в 2025-м).

Безработица ожидается на уровне 4% в этом и 4,2% в 2025 году. Заметим, безработица в мае впервые с января 2022 года подросла до 4%, хотя за месяц было создано 272 тыс. рабочих мест, а почасовая оплата труда выросла на 4,1% год к году — выше ожиданий.

В Capital Economics отмечают, что инфляция все же снижается к таргету, хотя и медленнее, чем ожидалось, полагая, что регулятор начнет снижать ставку в сентябре и будет делать это быстрее, чем прогнозируют участники рынка. Ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова отмечает, что относительно приятным сюрпризом для фондовых рынков стало отсутствие жесткой риторики, индекс доллара DXY (отражает курс доллара к корзине основных валют — “Ъ”) понизился после объявления решения ФРС.

Заметим, блокировка в РФ биржевых торгов в долларах США и евро после расширения санкций США формально снижает мотивацию следить за монетарной политикой ФРС — динамика курса рубля и до этого больше определялась продажами валютной выручки и экспортно-импортными потоками. В мае рубль поддерживали возросшие объемы продажи валюты — у 29 крупнейших экспортеров чистые продажи в апреле увеличились на 13% — до $14,9 млрд. Спрос населения на валюту также вырос — в 2,2 раза, до 178,9 млрд руб. (на биржевом рынке было куплено валюты на 107,4 млрд руб., в крупнейших банках — на 71,5 млрд руб.). Доля торгов юанем вновь побила рекорды — 53,6% на бирже и 39,2% на внебиржевом рынке.

Следить за действиями ФРС, однако, по-прежнему важно: главный макроэкономист УК «Ингосстрах-Инвестиции» Антон Прокудин ссылается на трансляцию их влияния на курсы через юань и ждет адаптации рынка к новым условиям работы, а главный экономист «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин отмечает, что «чисто технически политика ФРС оказывает влияние на экономики и рынки всех стран, с которыми Россия проводит торговые и финансовые операции, а также на мировые товарные рынки, и это влияет и на Россию». «Хотя это может показаться неочевидным на первый взгляд, мы по-прежнему видим много очень похожих тенденций в экономике России и крупных стран мира, даже если взаимодействие с ними существенно сократилось. Россия — часть мировой экономики, несмотря на шок деглобализации, а ФРС — наиболее важный центральный банк для мировых финансовых рынков»,— говорит господин Кузьмин. Он также ждет увеличения трансакций в юанях и полагает, что официальный же курс рубля к доллару в перспективе, скорее всего, будет рассчитываться через официальный курс рубля к юаню и кросс-курс юаня к доллару.

Татьяна Едовина
Газета «Коммерсантъ» №101/Ч от 13.06.2024

Добавить комментарий