Изучение пределов возможного

Как на ПМЭФ обсуждали будущее российской экономики

Макроэкономическая сессия Петербургского международного экономического форума в этом году была посвящена целям на шестилетку, и оказалось, что основные участники видят их в соответствии с собственным функционалом: в Минэкономики рассчитывают стимулировать рост инвестиций, в Минфине — удерживать бюджет от разбалансировки, в ЦБ — развивать рынки капитала. Последнее, впрочем, требует решения вопросов, не находящихся в ведении экономического блока. Пока же низкое качество институтов власти пытаются компенсировать дополнительными бюджетными стимулами, и это обходится дорого, констатировала глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Основная макроэкономическая сессия ПМЭФ, в которой по традиции приняли участие глава ЦБ Эльвира Набиуллина, министры финансов и экономики Антон Силуанов и Максим Решетников, а также заместитель главы администрации президента РФ Максим Орешкин, началась в четверг, 6 июня, с обсуждения перспектив вхождения РФ к 2030 году в четверку крупнейших экономик по паритету покупательной способности, чего требует Кремль (хотя ретроспективный пересмотр данных Всемирного банка уже поместил российскую экономику на это место).

Модератор, глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров предложил участникам оценить в этом контексте свои достижения и планы на ближайшую шестилетку. По оценке Антона Силуанова, правительство научилось лучше управлять бюджетными деньгами и собирать их, оставаясь «дружественным» по отношению к плательщикам. «Бизнес можно открыть за один день, налоги уплатить за один клик»,— пояснил он. Максим Орешкин упомянул также снижение бедности и неравенства, рост качества инфраструктуры и снижение до рекордно низких значений доли импорта в структуре экономики. В задачах на ближайшие шесть также наблюдался разброс: Максим Решетников заявил, что видит цель в поддержке инвестиций и их роста в условиях более высоких ставок, изменения налоговой нагрузки и дефицита кадров.

Эльвира Набиуллина же указала на необходимость развития рынков капитала. «Без этого есть лишь одна альтернатива — увеличение доли государства, но государство менее чутко к отбору эффективных проектов»,— предупредила она.

В частности, регулятор разрабатывает меры для поддержки эмитентов, выходящих на IPO,— переподписку по многим размещениям до 20 раз, добавила глава ЦБ. Банк России также намерен заниматься поддержанием открытости российской экономики, несмотря на усиление санкций, для чего нужна инфраструктура — независимая система платежей, сопряженность депозитарных систем, взаимное признание рейтингов, аудиторских заключений, страховых полисов, перечислила Эльвира Набиуллина. Международное сотрудничество на ПМЭФ, заметим, обсуждалось в первую очередь в контексте БРИКС (переговоры здесь в основном сосредоточены вокруг потенциальных инициатив, например оборота цифровых активов, что могло бы облегчить решение проблемы платежей, но также лишь при создании необходимой инфраструктуры и взаимного признания).

Антон Силуанов назвал главной целью обеспечение финансового суверенитета РФ за счет устойчивых госфинансов, создания собственного рынка капитала, налаживания стабильных международных расчетов. Максим Орешкин же заявил, что экономический суверенитет недостижим без государственного, а «никакой успешной экономики без успешной армии тоже не бывает». Впрочем, и государственный суверенитет без экономического невозможен, признал он. К обеспечению такого суверенитета должны вести и технологические решения, и культурные ценности.

На сессии обсуждался и эффект от повышения налоговой нагрузки на бизнес: господин Орешкин призвал рассматривать конструкцию как более сложную, чем простое перераспределение, положительный результат в которой будет зависеть от того, «у кого забираем и на кого тратим».

При этом в рамках профильной сессии изменения 6 июня обсуждались по большей части концептуально — в рамках рассуждений о справедливости и сбалансированности предложенных Минфином изменений и надежд промышленников, что «отдельным отраслям» подходы к налоговым вычетам удастся расширить ради привлечения в них инвестиций.

Инвестиции обсуждались и в ином контексте: Эльвира Набиуллина напомнила, что при высокой инфляции не бывает доступного долгосрочного кредита, а настройка налога на прибыль должна стимулировать капвложения. Льготные ставки повышают доступность кредита для узкого круга отраслей, но для всех остальных кредит будет недоступен, напомнила она, повторно предложив развивать рынки капитала. Здесь, однако, участники вспомнили более важное ограничение — последствия изъятия ряда активов после начала «санкционной войны». Андрей Макаров призвал участников оценить влияние передачи «Макфы» и Соликамского магниевого завода в руки государства. Во втором случае вслед за решением по основным владельцам прокуратура Пермского края потребовала изъять оставшиеся акции и у миноритариев.

«Вы действительно считаете, что такие вещи способствуют доверию и что частный инвестор пойдет в эту ситуацию, если его не заставить?» — задал риторический вопрос господин Макаров.

Участники сессии отреагировали на этот призыв по-разному: Антон Силуанов поинтересовался, зачем ему задают такие вопросы, но заверил, что, хотя эти активы и находятся сейчас в казне, они по-прежнему подлежат реализации. «Вопрос же не в том, что вы их не будете держать в госсобственности. Вопрос в том, что у добросовестных приобретателей на организованных торгах они были изъяты. И после этого мы не можем ожидать, что люди пойдут покупать акции на организованных торгах. По поводу стимулов по IPO — это все правильно, но этого будет недостаточно, если основополагающие вещи, связанные с доверием, не будут восстановлены»,— возразила Эльвира Набиуллина.

Защита миноритариев, впрочем, не единственное, чего не хватает инвесторам. На российском рынке резко вырос и спрос на институты — в условиях отсутствия доступа к тому же Лондонскому суду, заметил Максим Решетников, кейс с правами миноритариев будет «лакмусовой бумажкой». «Рассчитываем, что суд поддержит эту позицию. Но если мы это не проходим, то вместе с Госдумой надо будет что-то править в законах»,— добавил он.

Эльвира Набиуллина свела дискуссию к основной формуле для российских инвесторов — «чем хуже институты, тем дороже финансирование». «Мы часто низкое качество институтов пытаемся компенсировать за счет дополнительных стимулов — бюджетных и не только»,— добавила она. Антон Силуанов на это призвал «поменьше рассуждать о бюджетных деньгах». «Тогда придется институтами заниматься»,— повторила глава Банка России. ЦБ с Минфином, конечно, могут придумать некоторые инструменты, но это не будет решать фундаментальных проблем с доверием к рынку, заключила Эльвира Набиуллина.

Татьяна Едовина, Санкт-Петербург; Евгения Крючкова
Газета «Коммерсантъ» №99 от 07.06.2024

Добавить комментарий